Трах бухой матери


Я не много настойчивее потянул мать за задницу на себя, почувствовав, как мой окаменевший член скользнул по влажной щели и в туже секунду ощутил, как головка члена окунулась в приятно обжигающее своим теплом узкое влагалище. Наши обоюдные как казалось матери безвинные ласки, нежные поглаживания обнаженных тел руками, привели к тому, что мы стали прикасаться губами лиц, а затем и губ друг друга, пока они не переросли в откровенные страстные поцелуи с игрою язычков.

Не ровной походкой и не такой уже возбужденный, я подошел к креслу, на котором сидела мать в полумраке, и протянул ей бокал с шампанским, который предварительно приготовил дядя Леша, плеснув туда и водки.

Трах бухой матери

В благодарность я тоже нежно поглаживал мать по обнаженным плечам, пытаясь пододвинуться к ней ближе, так как её колени сомкнутых ног, мешали мне приблизиться к ней. Минут через пятнадцать я уже стоял на коленях перед матерью, устав стоять согнувшись, и изливал ей свою душу. Я бы в жизни, ни кому не поверил, пока не увидел собственными глазами, как моя голая и пьяная мать, стоя на коленях, над лежащим под ней дядей Лешей, отсасывала у него вялый член.

Трах бухой матери

Раздавшиеся интимные звуки орального секса за моей спиной, вынудили мать раздвинуть ноги, так как она обхватила мою голову руками и притянула меня к себе, чтобы я не оборачивался и не видел, как её подруга отсасывает член у её друга, а тот в это время лижет её промежность.

Мое оцепенение, вызванное удивлением, тем, что в нем принимали участие хорошо мне известные люди, о которых я был совсем другого мнения, переросло в сильное возбуждение. Она сделала сначала несколько маленьких глотков из бокала, а затем залпом выпила все его содержимое, словно её мучила жажда, а затем попросила повторить, и уже выпила со мной за компанию с новогодними поздравлениями и пожеланиями.

Две совершенно голые женщины, которым уже стукнуло за сорок, с телосложением и пропорциями соответствующих своему возрасту, обласкивали совершенно голого мужчину, пытаясь поднять его инструмент и издававшему звуки, скорее присущим женщинам.

Наконец тетя Таня шепотом предложила мне самому поговорить с матерью по душам. Мать так была увлечена ласками и поцелуями, что даже не почувствовала, как мой член прижатый к её пухлым мягким половым губками раздвинув их, проник под очередным натиском в горячую скользкую щель между ними и уже подергивался там от приятных ощущений.

Тетя Таня потянула меня к столу уже не заботясь о соблюдении тишины, а уже за столом к нам присоединился дядя Леша, разливая по бокалам спиртное. Я бы в жизни, ни кому не поверил, пока не увидел собственными глазами, как моя голая и пьяная мать, стоя на коленях, над лежащим под ней дядей Лешей, отсасывала у него вялый член.

Я не много настойчивее потянул мать за задницу на себя, почувствовав, как мой окаменевший член скользнул по влажной щели и в туже секунду ощутил, как головка члена окунулась в приятно обжигающее своим теплом узкое влагалище. Алкоголь, овладевший нашим разумом, не позволял оценить происходящее, во время страстных поцелуев, мы интуитивно старались плотнее прижаться друг к другу, как бы слиться воедино, что привело вскоре к тому, что я соприкоснулся своим членом с горячей и волосатой промежностью матери.

Наконец произошло то, чего требовал мой инстинкт от сильного возбуждения. Наши обоюдные как казалось матери безвинные ласки, нежные поглаживания обнаженных тел руками, привели к тому, что мы стали прикасаться губами лиц, а затем и губ друг друга, пока они не переросли в откровенные страстные поцелуи с игрою язычков.

Не ровной походкой и не такой уже возбужденный, я подошел к креслу, на котором сидела мать в полумраке, и протянул ей бокал с шампанским, который предварительно приготовил дядя Леша, плеснув туда и водки.

Наконец произошло то, чего требовал мой инстинкт от сильного возбуждения. Не ровной походкой и не такой уже возбужденный, я подошел к креслу, на котором сидела мать в полумраке, и протянул ей бокал с шампанским, который предварительно приготовил дядя Леша, плеснув туда и водки.

Мое понимание, мать вознаграждала нежными прикосновениями и поглаживаниями моих плеч и головы, а откровение, вызвавшее жалость ко мне, стерло смущение передо мной за наготу, поэтому она уже не прикрывала от меня своих интимных мест.

На пьяном лице матери, сначала отразилось удивление, а лишь затем с опозданием смущение, при виде меня рядом с голой её подругой. Минут через пятнадцать я уже стоял на коленях перед матерью, устав стоять согнувшись, и изливал ей свою душу.

Мать по-прежнему оставалась, неподвижно сидеть в кресле, закрыв лицо руками. Две совершенно голые женщины, которым уже стукнуло за сорок, с телосложением и пропорциями соответствующих своему возрасту, обласкивали совершенно голого мужчину, пытаясь поднять его инструмент и издававшему звуки, скорее присущим женщинам.

Наконец тетя Таня шепотом предложила мне самому поговорить с матерью по душам.

Наши обоюдные как казалось матери безвинные ласки, нежные поглаживания обнаженных тел руками, привели к тому, что мы стали прикасаться губами лиц, а затем и губ друг друга, пока они не переросли в откровенные страстные поцелуи с игрою язычков. Я на коленях пододвинулся вплотную к креслу, попадая в нежные объятья матери, прижимаясь своим голым торсом к её обнаженному теплому и мягкому телу, при этом чувствуя на своих боках её мягкие с нежной кожей ляжки.

Она сделала сначала несколько маленьких глотков из бокала, а затем залпом выпила все его содержимое, словно её мучила жажда, а затем попросила повторить, и уже выпила со мной за компанию с новогодними поздравлениями и пожеланиями.

На пьяном лице матери, сначала отразилось удивление, а лишь затем с опозданием смущение, при виде меня рядом с голой её подругой. Мать так была увлечена ласками и поцелуями, что даже не почувствовала, как мой член прижатый к её пухлым мягким половым губками раздвинув их, проник под очередным натиском в горячую скользкую щель между ними и уже подергивался там от приятных ощущений.

Мне нравится 6. Реакция матери была предсказуема, но пьяное состояние, не позволило ей с ориентироваться и передвигаться так как ей бы хотелось, поэтому она только медленно и покачиваясь приподнялась с дяди Леши и не найдя ни чего под рукой чем можно было прикрыться, качнулась в сторону кресла, и уже в нем села плотно сжав свои полные ляжки, при этом прикрыв руками от стыда лицо, а предплечьями слегка обвисшие сиськи к выпирающему животику, собравшемуся в несколько складок и нависшему над лобком, покрытым волнистыми темными волосиками.

Две совершенно голые женщины, которым уже стукнуло за сорок, с телосложением и пропорциями соответствующих своему возрасту, обласкивали совершенно голого мужчину, пытаясь поднять его инструмент и издававшему звуки, скорее присущим женщинам.

Я бы в жизни, ни кому не поверил, пока не увидел собственными глазами, как моя голая и пьяная мать, стоя на коленях, над лежащим под ней дядей Лешей, отсасывала у него вялый член.

Тетя Таня успела мне пояснить, как они напились и решили позабавиться, и уже увлекаемый её, я прошел в комнату, рассматривая зад матери, не отрывая широко расширенных глаз от её промежности, прежде чем мать наконец оторвавшись от члена, обернулась на звуки шепота подруги. Не ровной походкой и не такой уже возбужденный, я подошел к креслу, на котором сидела мать в полумраке, и протянул ей бокал с шампанским, который предварительно приготовил дядя Леша, плеснув туда и водки.

Я не много настойчивее потянул мать за задницу на себя, почувствовав, как мой окаменевший член скользнул по влажной щели и в туже секунду ощутил, как головка члена окунулась в приятно обжигающее своим теплом узкое влагалище.

Наконец тетя Таня шепотом предложила мне самому поговорить с матерью по душам. В благодарность я тоже нежно поглаживал мать по обнаженным плечам, пытаясь пододвинуться к ней ближе, так как её колени сомкнутых ног, мешали мне приблизиться к ней. В новогоднюю ночь, мое возвращение домой после полуночи стало полной неожиданностью, как для моей матери, так и для её гостей, хотя не вызвало естественной паники, учитывая то, что предстало моим глазам.

Раздавшиеся интимные звуки орального секса за моей спиной, вынудили мать раздвинуть ноги, так как она обхватила мою голову руками и притянула меня к себе, чтобы я не оборачивался и не видел, как её подруга отсасывает член у её друга, а тот в это время лижет её промежность.

На пьяном лице матери, сначала отразилось удивление, а лишь затем с опозданием смущение, при виде меня рядом с голой её подругой.

Реакция матери была предсказуема, но пьяное состояние, не позволило ей с ориентироваться и передвигаться так как ей бы хотелось, поэтому она только медленно и покачиваясь приподнялась с дяди Леши и не найдя ни чего под рукой чем можно было прикрыться, качнулась в сторону кресла, и уже в нем села плотно сжав свои полные ляжки, при этом прикрыв руками от стыда лицо, а предплечьями слегка обвисшие сиськи к выпирающему животику, собравшемуся в несколько складок и нависшему над лобком, покрытым волнистыми темными волосиками.

От моего нежного прикосновения к обнаженному плечу мать немного вздрогнула, однако когда я произнес ласковым голосом, что я понимаю и сочувствую, и что нет причин так убиваться все это так естественно, мать оторвала одну руку от лица и смущенно улыбнулась увидев меня в одних трусах перед собой.

Не ровной походкой и не такой уже возбужденный, я подошел к креслу, на котором сидела мать в полумраке, и протянул ей бокал с шампанским, который предварительно приготовил дядя Леша, плеснув туда и водки. Она сделала сначала несколько маленьких глотков из бокала, а затем залпом выпила все его содержимое, словно её мучила жажда, а затем попросила повторить, и уже выпила со мной за компанию с новогодними поздравлениями и пожеланиями.

Даже когда она зашептала заплетающимся языком, почему я так рано вернулся, моя мать продолжала движения головой с членом во рту, и только дядя Леша приоткрыл глаза, привлеченный новыми звуками. В благодарность я тоже нежно поглаживал мать по обнаженным плечам, пытаясь пододвинуться к ней ближе, так как её колени сомкнутых ног, мешали мне приблизиться к ней.

Минут через пятнадцать я уже стоял на коленях перед матерью, устав стоять согнувшись, и изливал ей свою душу. В новогоднюю ночь, мое возвращение домой после полуночи стало полной неожиданностью, как для моей матери, так и для её гостей, хотя не вызвало естественной паники, учитывая то, что предстало моим глазам.

Мать по-прежнему оставалась, неподвижно сидеть в кресле, закрыв лицо руками. Через полчаса я присоединился к голой и веселой компании, сбросив с себя одежду, по настоянию тети Тани, оставшись только в трусах, чтобы моя мать свыклась с мыслью, что ни чего страшно не произошло, но мое обнажение не привело к желаемому результату.

Оттопырив свою широкую задницу с широко расставленными полными ляжками, мать предоставляла удобный доступ к своей темной волосатой промежности тете Тане, своей подруге и коллеге по работе, которая в свою очередь страстно вылизывала языком её сочащиеся складки, выглядывающие между разошедшихся пухлых половых губок.

Возбуждение в моих трусах возросло, поэтому прежде чем обнять мать я приспустил трусы, высвободив упрямый член. Наконец произошло то, чего требовал мой инстинкт от сильного возбуждения. Алкоголь, овладевший нашим разумом, не позволял оценить происходящее, во время страстных поцелуев, мы интуитивно старались плотнее прижаться друг к другу, как бы слиться воедино, что привело вскоре к тому, что я соприкоснулся своим членом с горячей и волосатой промежностью матери.

Раздавшиеся интимные звуки орального секса за моей спиной, вынудили мать раздвинуть ноги, так как она обхватила мою голову руками и притянула меня к себе, чтобы я не оборачивался и не видел, как её подруга отсасывает член у её друга, а тот в это время лижет её промежность.

Мое понимание, мать вознаграждала нежными прикосновениями и поглаживаниями моих плеч и головы, а откровение, вызвавшее жалость ко мне, стерло смущение передо мной за наготу, поэтому она уже не прикрывала от меня своих интимных мест.

От моего нежного прикосновения к обнаженному плечу мать немного вздрогнула, однако когда я произнес ласковым голосом, что я понимаю и сочувствую, и что нет причин так убиваться все это так естественно, мать оторвала одну руку от лица и смущенно улыбнулась увидев меня в одних трусах перед собой.

Я бы в жизни, ни кому не поверил, пока не увидел собственными глазами, как моя голая и пьяная мать, стоя на коленях, над лежащим под ней дядей Лешей, отсасывала у него вялый член.



Смотреть онлайн порно буратино
Порнозвезды видео симпатичная брюнетка
Хом порно видео тюмень
Порно толстые огромные попы
Онлайн порно девушек пытаються xd знаться любовью
Читать далее...